Психологические аспекты поведения людей в чрезвычайных ситуациях.

Б. Амирова.  Филиал ГУ «Центр медицины катастроф»

МЧС РК по г. Алматы.

Психологические аспекты поведения людей  в чрезвычайных ситуациях.

«Человек может вынести все, что

угодно, если в этом есть смысл»

Виктор Франкл

Вне зависимости от природы чрезвычайной ситуации в нее вовлекаются  люди, которые подвергаются воздействию прямых поражающих факторов и испытывают психологический стресс. Каждый из нас должен хорошо понимать, что одним из важных факторов, определяющих устойчивость человека к воздействию чрезвычайных ситуаций, является культура безопасности человека. Это означает, что каждый из нас обладая определенными знаниями и умением контролировать свои эмоции, способен противостоять опасности, бороться и выживать.

Немаловажно, как действует  человек во имя спасения себя и своих близких. Чем быстрее вы сориентируетесь при возникновении экстремальной ситуации, примете решение и выберете правильный способ действий, тем больше у вас будет шансов остаться живым, здоровым и невредимым. Конструктивное поведение в ЧС во многом зависит от степени подготовленности людей к действиям в экстремальных условиях.

Осознание человеком ситуации как опасной может вызвать у него чрезмерное сильное волнение и способствовать снижению  его психофизиологических возможностей. Если опасность осознается, но ей не придается чрезмерного значения, то она может способствовать мобилизации сил. Уровень тревожности может вырастать, если в прошлом у человека был негативный опыт выхода из подобной ситуации, причем тревожность может возникать не только как реакция на существующую опасность, но и как реакция на возможную опасность, вне зависимости от существующей ситуации.

На биопсихическом уровне выделяют два типа реагирования в стрессе:

● Тормозной тип характеризуется общим мышечным напряжением, особенно резко проявляющимися в «мимической маске», скованности позы и движений; фиксациями внимания, пассивностью, замедленным течением психических процессов, своеобразной «эмоциональной  инертностью», проявляющейся в виде безучастности  и негативного безразличия.

● Возбудимый тип выражается в бурной экстраверсии, суетливости, многословии, гипертрофии двигательных проявлений, быстрой смене принимаемых решений, повышенной легкости перехода от одного вида деятельности к другому, несдержанности в общении.

Выделяют три типа отношения человека к самому себе, которые влияют и на его поведение в стрессе:

● отношение к себе как к «жертве» экстремальной ситуации,  фиксация на подобном отношении усугубляет стресс, может назвать это отношение примитивно-эгоистическим;

●  сочетание отношения к себе как к «жертве» с пониманием себя как «ценности», доверенной себе же, оно способствует самосохранению личности;

●  отношение к себе как к одному из ряда людей, этот тип больше всего способствует сохранению эффективной деятельности при стрессе.

Неадекватная завышенная или, наоборот заниженная самооценка, недостаточная уверенность в себе и своих силах снижает способность к адаптации в стрессе.  Ресурсы личности, наоборот, способствуют сохранению самообладания в стрессе, быстрейшему выходу из травматических  ситуаций.

Считается, что поведение человека основано на трех жизненных установках или «жизненной вере»:

● неуязвимость – «все неприятные вещи происходят с другими людьми»

● значение и цели в жизни  (смыслы, которые мы строим в течение нашей жизни, потеря смысла или сомнение в нем могут быть разрушительными)

● самооценка и самоуважение

В ситуации кризиса эта «жизненная вера» начинает колебаться или меняться на свою противоположность.

Предложено рассматривать все психологические проблемы, связанные с экстремальной ситуацией, с  точки зрения смерти, свободы, изоляции и бессмысленности.

Тема смерти. При столкновении со смертью формируются такие механизмы защиты, как иллюзия собственного бессмертия, иллюзия справедливости и иллюзия простоты устройства мира. Разрушение базовых иллюзий - момент, болезненный для любого. А при реальной угрозе жизни он становится исключительно болезненным. Реакция на собственное спасение – «Я остался жить» - может перейти в шок от смерти окружающих и повлечь за собой длительные болезненные переживания, среди которых отдельным блоком будет стоять страх собственной конечности. Также человек может начать в качестве защитной реакции строить другие иллюзии, основанные на собственном  могуществе, избранности и т.п.

Тема свободы вытекает из реальной опасности быть заключенным в определенные обстоятельства. Например, не рекомендуется уходить от места аварии, так как спасателям будет проще искать место аварии и пострадавших. Но не многие могут выдержать ожидание и неизвестность. Психологическим аспектом «несвободы» выступает чувство вины. Человек, испытывающий чувство вины, стремится наказать себя, занимаясь саморазрушением. Чувство вины может быть трех видов:

● Вина за воображаемые грехи: «Я должен быть на месте пострадавшего (раненного, умершего)».

● Вина за невмешательство: чувство вины за то, что не сделал.

● Вина выжившего, когда человек испытывает чувство вины только потому, что остался жив, а тот другой умер.

Тема изоляции представляется наиболее реальной в ситуации автономного выживания. Страх одиночества, паника от невозможности найти помощь может толкать людей на совершение необоснованных поступков.

Тема бессмысленности. Экстремальная ситуация всегда неожиданна, зачастую беспричинна и потому воспринимается как бессмысленная. Это заставляет пострадавших искать какое-нибудь объяснение тому, что произошло, чтобы травматическое переживание не  было напрасным. Тогда создаются мифы, которые предлагают свое объяснение случившемуся. Если этого объяснения не существует в действительности, человек его придумает. Негативным может быть только то, что в качестве мифа, например, может предстать кто-либо из выживших. Инициатор создания мифа может до такой степени опутать мысли окружающих, что дело может дойти до причинения вреда объекту мистификации.

В соответствии с работами Национального института психологического здоровья (США) психические реакции при катастрофах подразделяются на четыре фазы: героизма, «медового месяца», разочарования и восстановления.

Героическая фаза начинается непосредственно в момент катастрофы и длится несколько часов, для нее характерны альтруизм, героическое поведение, вызванное желанием помочь людям, спастись и выжить. Ложные предположения о возможности преодолеть случившееся возникают именно в этой фазе.

Фаза «медового месяца» наступает после катастрофы и длится от недели до 3–6 мес. Те, кто выжил, испытывают сильное чувство гордости за то, что преодолели все опасности и остались в живых. В этой фазе катастрофы пострадавшие надеются и верят, что вскоре все проблемы и трудности будут разрешены.

Фаза разочарования обычно длится от 2 месяцев до 1–2 лет. Сильные чувства разочарования, гнева, негодования и горечи возникают вследствие крушения надежд.

Фаза восстановления начинается, когда выжившие осознают, что им самим необходимо налаживать быт и решать возникающие проблемы, и берут на себя ответственность за выполнение этих задач.

Друга последовательность фаз  в динамике состояния людей после психотравмирующих ситуаций предложена в работе Решетникова и др. (1989):

«Острый эмоциональный шок». Развивается вслед за состоянием оцепенения и длится от 3 до 5 ч. Характеризуется общим психическим напряжением, предельной мобилизацией психофизиологических резервов, обострением восприятия и увеличением скорости мыслительных процессов, проявлениями безрассудной смелости (особенно при спасении близких) при одновременном снижении критической оценки ситуации, но сохранении способности к целесообразной деятельности. В эмоциональном состоянии в этот период преобладает чувство отчаяния, сопровождающееся ощущениями головокружения и головной боли, сердцебиением, сухостью во рту, жаждой и затрудненным дыханием.

«Психофизиологическая демобилизация». Длительность до трех суток. Для абсолютного большинства наступление этой стадии связано с первыми контактами с теми, кто получил травмы, и с телами погибших, с пониманием масштабов трагедии («стресс осознания»). Характеризуется резким ухудшением самочувствия и психоэмоционального состояния с преобладанием чувства растерянности, панических реакций, понижением моральной нормативности поведения, снижением уровня эффективности деятельности и мотивации к ней, депрессивными тенденциями, некоторыми изменениями функций внимания и памяти. Большинство людей жалуются  на тошноту, «тяжесть» в голове, неприятные ощущения со стороны желудочно-кишечного тракта, снижение (даже отсутствие) аппетита. К этому же периоду относятся первые отказы от выполнения спасательных и «расчистных» работ (особенно связанных с извлечением тел погибших), значительное увеличение количества ошибочных действий при управлении транспортом и специальной техникой, вплоть до создания аварийных ситуаций.

«Стадия разрешения» – 3–12 суток после стихийного бедствия. По данным субъективной оценки, постепенно стабилизируется настроение и самочувствие. Однако  у абсолютного большинства людей сохраняются пониженный эмоциональный фон, ограничение контактов с окружающими, гипомимия (маскообразность лица), снижение интонационной окраски речи, замедленность движений. К концу этого периода появляется желание «выговориться», реализуемое избирательно, направленное преимущественно на лиц, которые не были очевидцами стихийного бедствия, и сопровождающееся некоторой ажитацией. Одновременно появляются сны, отсутствовавшие в двух предшествующих фазах, в том числе тревожные и кошмарные сновидения, в различных вариантах отражающие впечатления трагических событий.

На фоне субъективных признаков некоторого улучшения состояния объективно отмечается дальнейшее снижение физиологических резервов. Прогрессивно нарастают явления переутомления. В среднем на 30% уменьшается умственная работоспособность.

«Стадия восстановления». Начинается приблизительно с 12-го дня после катастрофы и наиболее отчетливо проявляется в поведенческих реакциях: активизируется межличностное общение, начинает нормализоваться эмоциональная окраска речи и мимических реакций, впервые после катастрофы могут быть отмечены шутки, вызывавшие эмоциональный отклик у окружающих, восстанавливаются нормальные сновидения.

Отрабатывая действия и навыки, научаясь выживать в различного рода чрезвычайных ситуациях на практике и в теории, мы можем проявить большую способность адекватных действий в кризисной ситуации. Помимо обучения, воспитание также будет влиять на нашу способность выживать. Заключается она в общей направленности человека на борьбу, на жизнь, на победу. Часто выживает тот, кто стремиться выжить, кто борется со стихией и с обстоятельствами, кто может собрать свою волю в кулак и сломить превратности судьбы.

Литература:

  1. Малкина-Пых И.Г. Психологическая помощь в кризисных ситуациях. Новейший справочник психолога, М.:  Изд-во Эксмо,2008г.
  2. Крюкова М.А.Никитина Т.И. Сергеева Ю.С. Экстренная психологическая помощь. ЗАО Издательство НЦ ЭНАС, 2001 г.
  3. Способы автономного выживания человека в природе. Под общей редакцией Л.А.Михайлова Ю.С. Шойгу, «Титер Пресс» 2008 г.